Я прав?

Вместо эпиграфа:

"Управлять течением мысли это правильно, нужно только чтобы эта мысль привела к правильным результатам, а не как у Владимира Ильича. А то в конечном итоге эта мысль привела к развалу Советского Союза, вот к чему. Там много было мыслей таких: автономизация и так далее. Заложили атомную бомбу под здание, которое называется Россией, она и рванула потом. И мировая революция нам не нужна была..." (В.Путин).

Мир людей колеблется по-разному, с неопределенной частотой, но делает он это постоянно.

Если не копаться в мелочах, стабильными остаются  чаяния людские: кроме известного – хлеба и зрелищ, нам почти всем очень хочется быть прогрессивными и уверенными в своей прогрессивности.  Прогрессивность в широком смысле – правильность. А это желание соответствовать прогрессу идет от сидящего внутри любого из нас убеждения, данного нам при рождении: «Я – прав!».

У цепеневших в момент, предсказанного египетскими жрецами, солнечного затмения, и у стоявших вокруг костра, на котором пепелили Джордано Бруно, и у скандировавших «Смерть!» на процессах, осуждавших  японских шпионов -  у всех замирало сердце от ощущения своей абсолютной правоты. 

Хотя, в желании  быть правым -  ничего плохого нет.

Плохо бывает с ощущением пустоты жизни у приобщенного к единственно истинному  учению, возникающего в момент фиаско. Чувство правоты, каким бы сильным изначально оно не было, со временем иссякает, возникает сомнение и хорошо, если не доводится дожить до полного разочарования. Многие, очень многие ушли в лучший из миров, уверенными в том, что фашизм победит, а коммунизм  обеспечивает своих адептов самым передовым в мире сознанием.

Да, когда-то настает момент и очередной «изм» демонстрирует исчерпание своей пассионарности. 

Было.

Но сдулось.

Уистен Хью Оден советовал:

«Всего,

В чем есть частица «социо»,

Не делай ты…»

Я бы добавил:  и сторонись различных «измов».

Сегодня закачивают время пребывания в зените восхищения очередные нетленные ценности. В этот раз пришла очередь  либерализма.

Да, как-то незаметно игра в одни ворота между либерализмом и патернализмом, до недавнего времени напоминавшая ристалище между Manchester United и сборной домов престарелых Белгородской области, сначала несколько оживилась, а потом и вообще пошла на встречных курсах. 

И это закономерно. А что, кто-то думал, что обретенные им истины, это - на веки вечные, и что наконец-то в пути развития общественной мысли и институтов найдено тот  конечный пункт, где можно поставить жирную точку?

Нет. Все продолжается.

Вся человеческая история и до и после нас это процесс опровержения старого заблуждения новым.

Путь любого «изма» к сердцам миллионов лежит через обещание процветания и (или) избавления.

Коммунизм утверждал избавление от эксплуатации. 

Либерализм агитировал за свободу личности, демонстрируя при этом личность предельно сытую. 

Либералы коммунистов победили, всемирный коммунистический лагерь разворошили…

Коммунизм отполз. Затаился в Китае.  И ждет.

Чего?

Дело в том, что коммунизм инфицировал капитализм. И бацилла в нежном теле  либеральной экономики развивается.

Либерализм в рафинированном виде мало напоминает сегодняшнее экономическое устройство ведущих Западных стран. Максимально близко к своей классической форме рыночная экономика существовали лишь до конца 20-х годов прошлого века.

Когда в Чикаго расстреливали бастующих рабочих  и профсоюзных лидеров на электрическом стуле  поджаривали – вот  тогда и был либерализм в самой концентрированной его консистенции.

Но здесь, на случившуюся Великую депрессию наложилась вполне реальная альтернатива – обходящаяся вообще без всяких либералов коммунистическая Россия.

Либералы, поставленные перед выбором: «Быть или не быть?», вынуждено пришли к  необходимости изменения отношений между трудом и капиталом.

Но диспропорциональность развития капитализма, отмеченная еще К.Марксом, не исчезла.

Поменялась лишь форма. «Долгие годы, наращивая объемы госдолга, мы создавали иллюзию благосостояния» - это слова Йорга Асмуссена, главного экономиста в правлении Европейского  Центробанка, бывшего статс-секретаря Минфина Германии. 

Сегодня случилось то, что часто бывало и раньше –   возникла экстремальная ситуация, грозящая общественным устоям. И здесь выяснилось, что догмы на все случаи и все времена – теряют силу, перестают действовать. И даже Демократия – власть народа в этих условиях воспринимается как обуза. 

Помните, от одного только предложения провести референдум в Греции по вопросам принятия мер экономии – в ЕС стало жарко всем.

Пришли к выводу: здесь не   до баловства.

Этому выверту дали интересное объяснение. Оказывается, сама идея референдумов дискредитирована использованием этой формы народного волеизъявления в фашистской Германии (!). Правда, достаточно неожиданный ход?

Сегодня поза страуса становится  остро модной.

С этим трудно согласиться, но выстоянная на идеях либерализма модель всеобщего благосостояния взаймы вошла в противоречие с интересами человека-жадного. Именно он -  конечный бенефициант всех видов и форм власти (как бы она не называлась) – разворошил прежнее состояние мировой экономики в поиске новой точки, в  которой его безграничные аппетиты будут уравновешены согласием молчаливого большинства. Старые игры в демократию, позволяющие создавать иллюзию всеобщей приобщенности к принятию судьбоносных решений, становятся ему совсем неинтересны и даже вредны.

Кто же должен заплатить за получившийся плачевный результат? -  вопрос риторический.  Жадные не платят.

Никто не знает, чем все это закончится.

И я не знаю.

Но есть одно знание, которое следует вынести из всего случившегося: уверовав в собственную правоту, в окружении толпы единомышленников – сомневайся.

И только в этом ты будешь прав.

Воистину.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован