Эксклюзив
09 апреля 2013
3812

Верховный Суд Российской Федерации обсудил возможность запрета оглашать показания свидетелей, не явившихся в суд

Верховный Суд РФ рассматривает возможность запретить оглашать в ходе судебных слушаний показания свидетелей, которые не могут предстать перед председательствующим в процессе и подтвердить свои слова без веских оснований, сообщило РАПСИ. Обсуждение соответствующего проекта поправок в Уголовно-процессуальный кодекс РФ прошло на заседании Пленума ВС РФ.
Как следует из текста проекта, в УПК предлагается внести поправку, по которой "не подлежат оглашению показания потерпевших и свидетелей, данные в ходе предварительного расследования, по причине неустановления места нахождения этих лиц".
В настоящее время статья 281 УПК РФ устанавливает, что в случае неявки в суд потерпевшего или свидетеля оглашение их показаний, ранее данных при производстве предварительного следствия или судебного разбирательства, допускается только с согласия сторон. При этом суд вправе принять решение об оглашении ранее данных показаний потерпевшего или свидетеля по ходатайству стороны или по собственной инициативе в случаях смерти потерпевшего или свидетеля; тяжелой болезни, препятствующей явке в суд; отказа потерпевшего или свидетеля, являющегося иностранным гражданином, явиться по вызову суда; стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суд.
Из пояснительной записки к документу следует: "Судебная практика показывает, что под "иными чрезвычайными обстоятельствами" чаще всего подразумеваются факты неустановления места нахождения потерпевшего или свидетеля, что противоречит смыслу закона". Совершенно верно! А теперь самое главное!
Опрос потерпевших и свидетелей в судебном заседании - это не только способ получения доказательств по уголовному делу, но и средство проверки их достоверности, отмечается в пояснительной записке к законопроекту. Как в суде проверяют показания неявившихся потерпевших и свидетелей? Очень просто! Их оглашают и этим все заканчивается!
Пожалуйста, примеры из судебной практики. У некоего молодого парня провели обыск в жилище и обнаружили 70 граммов кокаина. Он признал вину в незаконном хранении, пояснив, что употреблял кокаин в качестве обезболивающего средства после спортивной травмы. Большое количество наркотического средства объяснил представившейся возможностью оптового приобретения по заниженной цене. Добавим, что кокаин был обнаружен "одной массой" и не был расфасован. Весов в квартире не было. На фрагментах ногтевых пластин, смывах с кистей рук молодого человека следов наркотических средств проведенная экспертиза не обнаружила. В судебном заседании подсудимый подтвердил свои показания, были допрошены три свидетеля защиты. Этим все фактически и закончилось! Были оглашены показания трех сотрудников ФСКН и свидетеля, который на предварительном следствии показал, что когда-то (!) покупал кокаин у этого парня. Приговор - 8 лет лишения свободы.
Другой пример. Молодому парню, назовем его Н., позвонил из другого города знакомый Ш. и сказал, что у его друга в Москве "ломка" и ему надо помочь. Н. отказался, но Ш. был настойчив. Когда Н. согласился, стал названивать тот самый гражданин Г., у которого и была "ломка". В результате, под контролем сотрудников ФСКН состоялась передача пакетика амфетамина, а Н. был задержан. На следствии и в суде Н. заявлял, что имела место провокация. Между тем, Г. в суд так и не явился, а его показания, данные в ходе предварительного следствия, были оглашены. Приговор - 9 лет лишения свободы.
Европейский суд по правам человека подвергает такую практику серьезной критике и считает, что свидетели должны быть допрошены в суде и подвергнуты перекрестному допросу. Почему ни по первому, ни по второму делу свидетели не были допрошены? Почему они не явились? Почему обвинение не обеспечило их явку? Почему суд ограничился оглашением их показаний, хотя защита в обоих случаях была категорически против?
Как Европейский суд по правам человека отреагирует на жалобы по этим делам? Посмотрим...
Сообщалось, что инициатива Верховного Суда РФ была воспринята участниками Пленума неоднозначно. Как ни странно, высказывалась озабоченность, что защита не сможет обеспечить явку своих свидетелей. Полноте, господа! У защиты такого почти не бывает, потому что свидетели защиты от явки в суд не уклоняются. Можно допустить, что свидетель защиты не может явиться в суд по причине, например, отбывания наказания в местах лишения свободы. Подобное, кстати, возможно и у стороны обвинения. Однако, одно дело - неустановление места нахождения свидетеля, а другое дело - нахождение свидетеля в местах лишения свободы. Инициатива Верховного Суда РФ касается, как мы понимаем, как раз неустановления места нахождения свидетеля (нежелания явиться в суд!) и оглашения его показаний, данных на предварительном следствии. Если же известно, что свидетель, находится, например, в местах лишения свободы, то в соответствии со ст. 281 УПК РФ показания этого свидетеля с согласия сторон могут быть оглашены либо, при отсутствии такого согласия, свидетель должен быть этапирован в суд и допрошен. Иными словами, вопрос подлежит разрешению в соответствии с законом. Тут не о чем спорить. Проблема возникает тогда, когда свидетель "упорно" не является в суд и его показания, данные на предварительном следствии, оглашаются при отсутствии законных к тому оснований. Практикующим адвокатам хорошо известно, почему свидетели обвинения не являются в суд. Как правило, это провокаторы, "спасающие свою шкуру" и выполняющие оперативное задание нечистоплотных правоохранителей в обмен на невозбуждение в отношении них уголовного дела. Понятно, что такие свидетели готовы дать любые показания, но в тиши кабинета следователя, а свидетельствовать в суде и подвергаться перекрестному допросу они не готовы. Вот и не являются они в суд. Суд же дает задание судебным приставам, которые приезжают к такому свидетелю домой, но последнего... не оказывается дома. Судебные приставы составляют соответствующий рапорт. Потом ситуация в лучшем случае повторяется. Дальше уже суд "разводит руками" и вопреки позиции защиты оглашает показания свидетеля, данные в ходе предварительного следствия. Круг замкнулся! А свидетель ведь не умер, не заболел тяжкой болезнью, не является иностранцем и не находится в зоне стихийного бедствия, а, следовательно, нет предусмотренных статьей 281 УПК РФ оснований для оглашения его показаний. В результате, как справедливо отметил Председатель ВС РФ, "попирается конституционный принцип состязательности сторон и медлить с решением этой проблемы нельзя". Действительно, нельзя!

А. Арутюнов, председатель Московской коллегии адвокатов "Арутюнов и партнеры", доктор юридических наук, адвокат

viperson.ru
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован