Снова о детстве. Глава из книги «МОИ ВОСПОМИНАНИЯ»

Как я уже говорил, моя история началась в селе Бердяуш, Саткинского района, Челябинской области, в далеком 1941 году. Хотя сейчас, оглядываясь назад, он кажется не таким уж далеким. Столько событий, людей, воспоминаний – не сосчитать, а ощущение, будто это было вчера.

       Вот сижу я, маленький еще совсем, худой такой, в нашей деревянной избе на окраине села, солнышко светит, а я зажмуриваюсь от удовольствия – еще бы, картошечку сушеную уплетаю за обе щеки, не каждый день такое лакомство попробуешь. Не тороплюсь поэтому, стараюсь распробовать лучше. Куда там современным чипсам и конфетам! Вот то была настоящая вкуснотища, после пустых супов да похлебки из крапивы. Я бы и сегодня не отказался ее снова попробовать, чтобы вспомнить вкус того «вчерашнего» детства.

      Хорошо было, радоваться умели простым вещам, когда, казалось, радоваться и вовсе нечему. В 1941 началась Великая Отечественная война. В городах жилось несладко, а что говорить о селе? Хотя Бердяуш никогда не был глухим, забытым Богом местечком. Крупный железнодорожный узел, от которого четыре направления: на Челябинск, Уфу, Дружинино и Байкал расходились оживленные ветки путей. Здесь и сегодня тысяч пять жителей наберется, хотя молодежь, конечно, уезжает. А мы ничего – жили, радовались, вот так и росли, под звук стучащих колес, сигнальные гудки и дым из паровозных топок. Но это сейчас замечаешь такие детали, тогда привыкали, не замечали ни шума, ни дыма. О другом нужно было думать, как себя прокормить, как дожить до конца войны. У моих родителей уже было шестеро детей – три дочки и три сына, когда родился я. Зимой, 29 декабря. А в 1941-ом зима выдалась особенно морозной, суровой. Не знаю, как мать с отцом справлялись, а тут еще седьмой сын. Назвали меня Иваном. В деревнях тогда говорили, что седьмой сын в семье должен способностями к знахарству или чародейству обладать, поверье такое было. Может, и дала мне судьба немного умения да волшебства, только проявились они гораздо позже, и не в заговорах и приворотах, но в вещах более к жизни применимых. Хотя не будем забегать вперед.

       В детстве волшебства в моей жизни было мало, жили бедно, есть было особенно нечего, шла война. Хотя я ее совсем не помню, сколько мне тогда было? Год-два-три? Остались только картинки из детских фантазий про железных птиц, которые, как мама тогда рассказывала, будут летать высоко-высоко в небе, ещё она говорила, что наступит время, когда небо будет опоясано железной проволокой, да про масло. - Мам, а куда мы идем? – я быстро семенил за мамой, едва поспевая, чтобы не отстать. - Масло сдавать, я же тебе говорила. - А куда мы будем его сдавать? - Не куда, а кому – налог это такой, на фронт. - А что такое налог? - Потом расскажу, пошли быстрее, а то не успеем. - А что такое фронт? Но мама уже быстро тащила меня за руку через железную дорогу на другую сторону, где жил, как я тогда думал, тот самый «налог на фронт», который очень любил масло. Сами масло мы не ели, только сдавали. Даже попробовать было нельзя. Помню, смотрел на этот небольшой кусочек на столе и представлял, какой он на вкус, но не трогал. Боялся я маму расстроить, знал, что масло это непросто родителям было достать.

       Нас встретила приветливая женщина за прилавком. Она взяла мамин сверток, придирчиво осмотрела его, взвесила. - Все в порядке, спасибо вам. Спасибо от всех фронтовиков. - Ох, дело, конечно, нужное, только где ж наберешься этого масла? - Понимаю, но вы крепитесь, вот скоро война кончится, немец нам все это масло вернет, да еще и лишнего в придачу. Мама грустно усмехнулась, и мы пошли домой, а по дороге я все представлял, как я буду есть возвращенное масло и какое оно будет сладкое и вкусное. Маленький был, не понимал, зачем и кому мы с мамой эти свертки носили. Потом узнал, что для армии нашей поставки шли: провизия, одежда. Вот жителей и обязали налог платить маслом и другими продуктами в указанном количестве. Было трудно, но нужно было кормить наших воинов, чтобы они победили фашистов!

       После войны работать, чтобы прокормиться, тоже приходилось в семье всем, и родителям, и нам, детям. Сколько помню себя после первого класса, всегда был при деле: то дров наколоть и привезти нужно, то воды принести, то в огороде помочь или сена заготовить. На покос тогда всей деревней собирались, от мала до велика. Никто не отлынивал, не прятался – не принято было. Да и работа случалась приятная. Помню, приехали мы с сестрой с дровами из леса, грязные все, перемазанные, уставшие, но довольные. Впервые сами дрова заготавливали. Сначала повалили стройную берёзу, затем поваленную березу пилили на шесть брёвнышек и в сани закатывали, положив две массивные палки одним концом упираться о землю, а другим на сани и, конечно, лошадью управляли смело, особенно когда в одном месте был переезд через железную дорогу. Подъём был крутой, да и проскочить нужно было быстро, пока нет поезда. Шлагбаума, конечно, не было. Мы с Верой, сестрёнкой, подвязывали под брюхо лошади колючий трос, так как лошадь была трусливая и перед горкой она обязательно попытается встать на дыбы и сломать оглоблю. А в тот момент надо было огреть хлыстом лошадь по заду и она, прыгнув на дыбы, укалывалась о трос и пулей пролетала это препятствие. Так старались, пока пилили, грузили, возились с тросом, что мозоли на руках натирали.

      - Ну, привет, работнички! – отец сидел за столом и довольно улыбался. Много дров привезли? На всю зиму хватит? - Еще бы, ты на руки их посмотри! А ну марш мыться! – мама указала нам на корыто с водой. - Ну, что, брат, хочешь в лесу поработать? – отец лукаво мне подмигнул, а работал он в те времена лесником в местном лесничестве. - Сейчас? – руки предательски дрогнули. - Почему сейчас? Завтра утречком и отправишься. - Один? За дровами? Тятя, а если не справлюсь? - Справишься, будешь стадо пасти. - Работа «не бей лежачего», главное, чтоб не разбежались. - Справишься? Еще бы! Счастью не было предела. Лес я любил. Я знал в нем все лазы, деревья, тропинки – здесь можно было делать все, что душе пожелается. Никто не мешал, да и не смотрел вовсе. А я, словно почувствовав долгожданную свободу, лазил по деревьям, собирал ягоды, пил из родника чистую, студеную воду, слушал шум леса и пение птиц – хорошо было, вольготно. Правда, питался я, кроме этого, так: утром мне очередной хозяин коровы отдавал бутылку молока и несколько картофелин, иногда и кусочек хлеба.

      Мне нравилось быть целыми днями на воздухе и пасти стадо. После обеда, когда солнце становилось в зенит, мы останавливались на отдых в лесочке, который обдувался ветром со всех сторон. Это было для того, чтобы оводы не кусались, да чтобы хитрые коровки не убежали домой. Где-то через часик стадо начинало шевелиться и двигаться по проторённому маршруту. И уже, когда солнце уходило за горизонт, и мы приближались к деревне, тогда нетерпеливые коровки бежали вприпрыжку к своим дворам, где их ожидало что-нибудь вкусненькое.

       Отдельно хочу рассказать о том, как мы с сестрой ездили на пассажирском поезде в город Златоуст – город металлургов. Туда мы возили молоко в молочной фляге. Я по билету сажал сестру в вагон, а сам заходил с обратной стороны вагона и влезал между вагонами, а иногда на крышу вагона. Были случаи, за мной гонялись охранники, но безуспешно! В Златоусте я встречал сестру, и мы несли молоко на рынок. Всегда молоко раскупали хорошо! Но однажды молоко осталось, а рынок закрывался. Мы не могли вернуться домой с молоком, и стояли растерянные! Уже начинало темнеть, когда к нам подошла женщина, купила молока и сказала, что больше никого не будет. Она предложила переночевать у неё дома, а утром пройти по квартирам и всё молоко раскупят. Мы согласились, хотя беспокоились, что мама будет переживать, а сообщить ей не было возможности, так как тогда не было телефонов! Нам предложили искупаться в ванной. Это мы сделали впервые за всю прожитую жизнь. Затем нас накормили котлетками и уложили спать на такие белые простыни, каких мы никогда не видали. Утром мы успешно допродали молоко, которое ночью хозяйкой было поставлено в холодный подвал.Кстати, после службы в Армии я приезжал туда специально для того, чтобы найти эту женщину и сказать ей: Спасибо! Жаль, но это было безуспешно.

        Затем мы успешно добрались до Бердяуша. Правда, мне пришлось добираться в товарном вагоне, но это у меня всегда получалось отлично, потому что мы с друзьями на товарниках постоянно курсировали, даже купаться на реку мы также добирались на проходящих поездах. Они возле нашего посёлка снижали скорость, поскольку здесь был крутой поворот, а доехав до пляжа, мы успешно спрыгивали. Ещё нужно вспомнить, как мы по вечерам, когда в огородах созревало всё, что съедобно, собирались на пригорке за селом и разбегались «душить козла». Это означало, что мы лазили в огороды и приносили, кто что «надушил». Я всегда ходил «душить» в огород к старшей сестре, Симе, так как на меня не лаяла ее собака, а у сестры были вкусные огурцы и стручковый горох. Затем мы дружно всё это поедали. Мне тогда было лет шесть.

ИванДульцев

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован