Ожидаемый, но удивительный: эксперты прокомментировали приговор по делу Улюкаева

Суд не мог вынести обвинительный приговор по уголовному делу в отношении бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева, не допросив главного свидетеля. Что, в свою очередь, является веским основанием для смягчения приговора или его отмены в апелляционной инстанции, считают адвокаты, опрошенные РАПСИ.

Замоскворецкий районный суд Москвы в пятницу приговорил Улюкаева к 8 годам колонии строгого режима, признав его виновным в получении взятки в размере двух миллионов долларов от главы "Роснефти" Игоря Сечина. Кроме того, суд также назначил Улюкаеву штраф в размере 130 миллионов рублей и лишил его права занимать государственные должности. Мера пресечения экс-министру изменена на заключение под стражу до вступления приговора в законную силу.

Оспоримый приговор

"Прежде всего хочу сказать, что приговор суда надо уважать в любом случае. Но, по моему мнению, у защиты в данном случае есть серьезные шансы в пользу отмены приговора. Ну как можно считать, что указ президента об освобождении Улюкаева от должности доказывает его виновность? Это не лезет ни в одни ворота. Думаю, что этот приговор предвзятый. Явка главного свидетеля обвинения в суд была обязательной, ведь фактически все допрошенные свидетели как бы действовали в интересах господина Игоря Сечина. Это означает, что господин Сечин непременно должен был быть допрошен. Командировки - уважительная причина неявки в суд, но это не значит, что суд должен был ограничиться только теми доказательствами, что были. Показания второстепенных свидетелей только косвенно говорили о вине Улюкаева. В общем, у защиты есть серьезные шансы на обжалование этого приговора", – считает адвокат Александр Арутюнов.

Без показаний Сечина, который является заявителем и основным свидетелем по делу, не добившись его явки, суд не имел права выносить никакого приговора - ни оправдательного, ни обвинительного, настаивает адвокат Дмитрий Довгий. Защитник считает, что суд не принял всех мер по обеспечению явки свидетеля и не имел права оглашать ранее данные Сечиным показания, поскольку тот не пришел на заседание без уважительной причины. Довгий считает, что если бы Сечин дал показания, явившись в процесс, то судья мог бы оценить, насколько они правдивы, соотнеся их с версией самого Улюкаева. Приговор должен быть отменен – к такому выводу пришел эксперт. "Могу однозначно сказать, что без показаний заявителя в суде любой приговор был бы неправосудным, поскольку все остальные доказательства являются косвенными, в том числе показания Феоктистова (Олег Феоктистов – генерал ФСБ, бывший глава службы безопасности "Роснефти" –прим. РАПСИ)», – добавил адвокат.

Довгий также отметил, что Президент РФ имеет право увольнять и назначать чиновников, и тот факт, что Улюкаев был освобожден от должности в связи с утратой доверия в день избрания меры пресечения, не мог и не должен был повлиять на исход судебного разбирательства. Вопрос виновности Улюкаева эксперт, не будучи знакомым с материалами дела, оценивать не стал.

Адвокат пояснил РАПСИ, что, поскольку суд квалифицировал действия Улюкаева как совершение особого тяжкого преступления, по нормам уголовного законодательства бывшему министру мог быть избран только строгий режим для отбывания наказания. Впрочем, эксперт, имеющий опыт посещения исправительных учреждений, отметил, что с точки зрения личностных особенностей, осужденных на строгом режиме, отбывать наказание в таких условиях может быть легче, чем на общем режиме.

Адвокат Алексей Мельников с сожалением назвал приговор "ожидаемым". "Мои ожидания основаны на том, как шел процесс. Обращу внимание на то, что главный свидетель обвинения – Игорь Иванович Сечин – так и не явился в судебное заседание, что ставит приговор под угрозу отмены. Суд не мог непосредственно воспринимать показания, данные важнейшим свидетелем. С него вымогали, он заявлял - как без его показаний? Существует практика, что показания в суде можно использовать без дополнительного вызова свидетеля только при условии, что на стадии следствия между обвиняемым и таким свидетелем была проведена очная ставка. Насколько мне известно, этого не было. Что, еще раз подчеркну, делает вынесенный приговор оспоримым", - сказал Мельников. По его словам, в случае, если приговор суда основан исключительно на показаниях генерала Феоктистова, он будет еще менее обоснованный, так как очевидно, что ни при предполагаемом вымогательстве взятки в Гоа этого свидетеля не было, не было его и при встрече в офисе "Роснефти". Таким образом, его показания являются в лучшем случае опосредованными, что делает их еще менее ценными", - сказал Мельников.

Его коллега Сталина Гуревич также назвала приговор ожидаемым. По ее мнению, у суда было два варианта: оправдать Улюкаева и показать, что суд "справедливый и во всем разбирается", либо вынести обвинительный приговор, что и произошло. "Мотивировать решение суда сложно. Состав тяжкий, суд нашел смягчающие обстоятельства, все учел... Но то, что не был допрошен главный свидетель - это возможность защите дополнительного довода для обжалования. Я не исключаю, что апелляция сократит срок в какой-то степени, а может даже переквалифицирует обвинение", - считает Гуревич.

Без презумпции невиновности

Даниил Берман отметил, что адвокаты не вправе комментировать чужие дела и давать оценку, "но комментируемый процесс стал знаковым для последнего времени". "Мне сложно судить, поскольку я не защищал главного фигуранта и не знаком с материалами дела, но если судить по информации от СМИ, доказательная база по этому делу была соткана очень своеобразно, хотя той совокупности доказательств, которая была исследована судом, признана достаточной, чтобы признать Улюкаева виновным. Подобные дела лишний раз заставляют задуматься о расширении диапазона категории дел, которые рассматриваются судами присяжных. Сложно быть до конца уверенным в законности и обоснованности приговоров, вынесенных при подобных обстоятельствах профессиональным судьей. И если на основании таких "доказательств" можно отправить на каторгу министра экономического развития, то как можно поступить с самым обычным человеком? Это на сегодня риторический вопрос", - сказал Берман, добавив, что окончательную точку в этом деле должны будут поставить вышестоящие судебные инстанции. "В связи с чем защитникам хочется пожелать удачи при обжаловании", - заключил он.

"Ошеломлен" приговором и адвокат Руслан Коблев. "Это абсурд, даже в случае с таким показательным процессом. Я был почти уверен, что будет оправдательный приговор. Особенно после того, как в суд не явился основной свидетель, ведь иных доказательств нет вообще. И поскольку сейчас, после того как Верховный суд РФ особо подчеркнул, что показания нельзя оглашать, а не оглашенные нельзя рассматривать как доказательства, я не понимаю, на основании каких доказательств суд вынес приговор. У меня нет слов. Мне кажется, такой процесс должен был быть политическим и итогом должен был стать оправдательный приговор. Это было бы доказательством того, что остатки свободной судебной власти у нас сохранились", - сказал Коблев.


Диана Гуцул (РАПСИ, 15 декабря 2017 г.)

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован