24 сентября 2006
1857

Евгений Бунимович: `Исторический центр застраивается троечниками`

По сравнению с началом 90-х Москва сегодня стала несказанной красавицей. Хотя еще и сегодня хватает скептиков, которые находят массу недостатков: мол, исторические здания и особняки реконструируются безобразно, а то и вовсе заменяются новоделами, улицы утонули в рекламе. И вообще новый Градостроительный кодекс оставляет желать лучшего... Так ли это? Опровергнуть сомнения вызвался Евгений Бунимович, депутат Московской городской думы, председатель Комиссии по науке и образованию, поэт, педагог и, что немаловажно, коренной москвич.

- Увы, что касается градостроительных планов, то Москва за всю свою историю не выполнила ни одного. Они сокращались, дополнялись, видоизменялись, корректировались, но, повторяю, в комплексе ни одна плановая перспектива так и не получила конечного развития. Но очень хотелось бы верить, что новый Градостроительный кодекс станет, наконец, программным документом.

- Что же, таким идеальным он получился?
- По крайней мере, в нем заложено несколько фундаментальных идей, выполнение которых позволит Москве сохранить свой исторический облик и в то же время быстро и современно развиваться. Например, как депутат, двигающий вперед московское образование и науку, двумя руками поддерживаю идею городского зонирования.

На земле, где были и есть школы, детские сады, библиотеки или музеи ничего другого даже в отделенной перспективе быть не должно. Во-вторых, в новом Градостроительном законе уделено должное внимание охране исторического наследия. И третий существенный момент. Наконец-то мы озаботились развитием отечественной архитектуры, которая до сего дня, как мне кажется, болела некой провинциальностью.

- Что вы подразумеваете под термином "провинциальность"?
- Тот факт, что архитектурных новаторских внедрений в Москве кот наплакал. Какими оригинальными постройками столица может похвастать за последние сто лет?

- Мавзолей, сталинские высотки, Останкинская башня...
- Вот и все, пожалуй. У нас нет своих центров Помпиду, пирамид Лувра. Проще говоря, нет архитектурных изюминок. Чаще всего мы не изобретаем, а заимствуем. Снесли гостиницу "Москва" и на ее месте построили довольно схожую по очертаниям и размерам. А ведь у наших зодчих была возможность проявить себя и воплотить что-то оригинальное и грандиозное. Как говорится, на века! Но не получилось, и теперь такого шанса им уже долго не представится.

Я не предлагаю возвести что-то новое на Красной площади или Арбате. Но Москва ведь - огромная, и в ней нашлось бы место для новаторства.

- А почему все-таки не удалось воплотить грандиозное решение на месте старой "Москвы"?
- Потому что довольно часто исторический центр застраивается троечниками. Гораздо проще и легче снести полуразвалившееся здание и на его месте построить новое. Хотя немало примеров, когда строители пытаются восстановить его, правда, не в исконно исторических формах, а гораздо грубее и примитивнее. Это, на мой взгляд, и есть те же самые троечники. Даже я, не профессионал, с первого взгляда угадываю халтуру и понимаю, что старинный особняк утратил свое обаяние и стал Диснейлендом с присущими для этого яркими красками, выпирающими фасадами, стеклопакетами и другими непонятными деталями.

- По сути дела, после такой реконструкции получается примитивный новодел...

- Не только после реконструкции. Новоделы рождаются в нескольких случаях. Другой вариант, когда в старинный, не до конца воплощенный проект вносится что-то новое, современное, как получилось с Царицынским комплексом.

- Восстановили то, чего никогда не было?
- Правильно. Я бы сказал так: получилась дискуссия разных авторских взглядов на ансамбль, увидев который, императрица Екатерина только бы подивилась. Такой дворец она и не думала строить. Ведь в первозданном виде были сохранены лишь первые этажи, а все остальное, в том числе и крыши, - выдумка современных зодчих. Мне трудно ответить и на другие вопросы в отношении Царицынского комплекса.

- Например?
- Например? Ну, хотя бы, насколько цветомузыкальный фонтан сочетается с исторической средой...

- Но если бы дворец не восстановили, что было бы на его месте? Развилины, дыра?
- Одно могу сказать, Царицыно как раз и есть тот случай, когда реализация проекта пришлась по вкусу и власти, и рядовым жителям столицы.

- А проект восстановления Храма Христа Спасителя разве не был одобрен москвичами?
- Когда на месте давно снесенного здания строится новое, это как раз и есть еще один вариант новоделов.

- В таком случае можно было бы воссоздать и Сухаревскую башню, и Страстной монастырь на Тверской, и многие другие памятники, которые были утрачены в годы Советской власти...
- Мое личное мнение на этот счет таково: знаковые и ключевые памятники для Москвы и России нужно обязательно возрождать. Но если речь заходит о рядовых соборах и зданиях, утраченных в советский период, то их восстановление может даже навредить.

Я, например, не могу себе представить, как облик Страстного монастыря может вписаться в нынешнюю Тверскую? Архитектура не стоит на месте, и в контексте современной застройки пришествие старых памятников было бы нелепостью. С новоделами такого типа как раз спешить не стоит. Согласитесь, у нас пока довольно много подлинных памятников истории, которые находятся в плачевном состоянии. Беда только в том, что денег на их восстановление не хватает.

- Евгений Абрамович, а кому конкретно принадлежит право решать, что и в каком месте восстанавливать, сносить или строить? И каким законом пользуется власть, когда речь заходит о судьбе того или иного здания в историческом центре?
- Мосгордумой принято специальное законодательство об охране исторических зон и памятников Москвы. Этим постановлением и должны пользоваться не только Москомнаследие города, но также исполнительная власть и строители. Но парадокс в том, что Москомнаследие является структурной частью строительного комплекса.

- Вы хотите сказать, что организация, которая призвана охранять, находится в прямом подчинении у строительного комитета?
- Именно. Хотя, как вы понимаете, у этих двух структур совершенно разные цели. Если у одних - ломать и строить, то у других - беречь и охранять. Но что интересно, городская власть до сих пор не пытается осознать этот нонсенс!

- А законодатели тогда на что?
- Я же сказал: имеется ряд законов и постановлений, принятых Мосгордумой, по охране исторических памятников. Вот-вот выйдет закон о художественном решении исторической части города. Помимо этого нам приходится разбираться по отдельным конкретным адресам. Ежегодно сотни депутатских запросов направляются в структуры исполнительной власти.

Словом, в отношении новоделов нам удалось в корне изменить ситуацию. Если в 90-е приходилось выходить на баррикады, когда речь заходила о сносе или "современной" реставрации того или иного здания, то теперь власть готова вести переговоры и дискуссии, а это уже большой шаг вперед. Москвичи получили право высказывать и отстаивать свое мнение. Могу сказать одно: сегодня в исторической части города, как говорится, "по-наглому" не пройдут ни один снос, ни одна застройка. Хотя примеров, когда у застройщиков каким-то образом появляются документы на строительство, хоть отбавляй.

- И каким же образом они появляются, если не секрет?
- Много различных лазеек. Но в эти вопросы должны вникать более компетентные органы.



http://sob.ru/issue2718.html
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован