21 ноября 2013
1536

Александр Арутюнов: Необходимая оборона как обстоятельство, исключающее преступность деяния (лекция)

Согласно части 1 статьи 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Как видно, в нашем уголовном законодательстве слово "самооборона" не используется, вместо него в ходу термин "необходимая оборона". Защищаться можно (и нужно!) от любого посягательства, причем можно защищать и себя, и других лиц (даже совершенно незнакомых), и интересы общества.

Особо отметим, что обороняться может любой человек, независимо от его подготовки (физической, профессиональной или иной) и служебного положения, а также от возможности избежать опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. Иными словами, защищаться может и субтильная девушка, и спецназовец; обороняться можно, имея возможность убежать или обратиться за помощью к полицейскому.

Границы необходимой обороны зависят от характера опасности. Если посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни (особо подчеркнем, что речь идет о жизни, а не здоровье!) обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, то границ необходимой обороны не существует. Иначе говоря, в таких случаях вопрос о превышении пределов необходимой обороны вообще не ставится, и нападающему может быть причинен любой (повторяю, любой!) вред, вплоть до лишения его жизни.

Характерный пример - события, произошедшие 7 апреля 2012 года в городе Богородицке Тульской области, когда местный житель, отражая разбойное нападение в своем доме, лишил жизни трех вооруженных разбойников. Между прочим, тогда некоторые СМИ по незнанию назвали нападавших грабителями. Согласиться с этим нельзя, поскольку грабеж является менее тяжким преступлением по сравнению с разбоем, поэтому надо всегда называть вещи своими именами. Юридически неграмотными представляются нам и утверждения в СМИ, будто бы предприниматель, защищавший свою семью, свой дом, наконец, себя, совершил убийство трех человек. Нет, он не убил, а лишил жизни трех разбойников! Впрочем, средствам массовой информации можно простить указанные юридические неточности. ?Неприятно удивила позиция руководителя управления Следственного комитета по региону Татьяны Сергеевой. "Характер причиненных ножевых ранений дает основание полагать, что это, возможно, было за пределами необходимой самообороны", - цитировало Сергееву РИА "Новости". Я по этому случаю написал статью "Житель Тульской области защищался абсолютно (абсолютно!) правомерно" (размещена на сайте www.viperson.ru, где ее можно найти и прочитать), в которой отметил следующее:
"Во-первых, хочется верить, что госпожа Сергеева (будучи юристом) не могла говорить о самообороне, поскольку Уголовный кодекс Российской Федерации не знает такого выражения. Слово "самооборона" используется гражданами в обыденной жизни, но юристы пользуются (или должны, по крайней мере) терминами, указанными в законе. Будем надеяться, что слова госпожи Сергеевой в этой части искажены. Во-вторых, крайне удивило употребление госпожой Сергеевой в данном конкретном случае понятия "пределы необходимой обороны". В этой части ничто не свидетельствует в пользу искажения ее слов, а это печально. Печально, потому что госпожа Сергеева должна знать о том, когда речь может идти о превышении пределов необходимой обороны. ?Превысить пределы необходимой обороны можно лишь при защите от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или других лиц, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия. И даже из этого правила есть исключение. Если нападение было неожиданным, а защищающийся вследствие неожиданности посягательства не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения и причинил несоразмерный вред, то его действия не являются превышением пределов необходимой обороны. ?Можно ли в нашем случае утверждать, что посягательство со стороны 4 вооруженных разбойников, ворвавшихся в дом, где помимо господина Саркисяна находились женщины и 3 малолетних детей, избивших хозяина дома и взрослых членов семьи, угрожавших детям, не было сопряжено с насилием, опасным для жизни? ?Совершенно очевидно, что это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося и других лиц, либо (во всяком случае!) с непосредственной угрозой применения такого насилия. В сложившихся обстоятельствах господин Саркисян имел полное право на необходимую оборону и причинение любого (повторяю, любого!) вреда посягающим. Не знает закон при посягательстве, сопряженном с насилием, опасным для жизни (угрозой применения такого насилия), понятия "пределы необходимой обороны". Не знает, потому что пределов необходимой обороны в таких случаях нет! И поэтому не имеет никакого юридического значения "характер причиненных ножевых ранений". Конечно, госпожа Сергеева лучше всех осведомлена о характере причиненных ножевых ранений разбойникам. Возможно, они были причинены, например, в спины разбойников. Однако закон позволяет человеку, обороняющемуся в своем доме, выбирать момент для причинения вреда разбойникам, разгуливающим по чужому дому и готовым ради наживы стрелять в головы малолетних детей. Нам неудобно напоминать, но о превышении пределов необходимой обороны в подобных случаях можно было говорить по закону, действовавшему до 2002 года! Получается, уже более 10 лет закон не знает понятия "превышение пределов необходимой обороны" при защите от посягательств, сопряженных с насилием, опасным для жизни обороняющегося... Наверное, надо хоть иногда читать закон и следить за изменениями в законодательстве?! Иначе ведь люди могут решить, что, оказывается, думать о пределах необходимой обороны надо даже тогда, когда разбойники врываются в дом...".??

Как известно, дело в отношении защищающегося Саркисяна было прекращено, а разбойники были осуждены к длительным срокам лишения свободы.

Теперь к вопросу о превышении пределов необходимой обороны.
Согласно части 2 статьи 37 УК РФ защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.
Итак, если посягательство не сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с угрозой применения такого насилия (речь идет об опасности для здоровья), то защищаться можно до определенных пределов. Это означает, что в таких случаях нельзя выходить за рамки необходимой обороны, то есть допускать действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства. При этом необходимо учитывать неожиданность посягательств, при которой обороняющийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения; в этом случае действия обороняющегося не являются превышением пределов необходимой обороны.

Пожалуйста, еще один пример из жизни.
10 ноября текущего года на сайте РАПСИ появилось следующее сообщение Следственного комитета России.
Хозяин кафе в Калужской области подозревается в убийстве мужчины, который напал на него вместе с двумя друзьями. По данным ведомства, в ночь на 9 ноября в кафе Hungry Bar в Малоярославце поссорились хозяин заведения Султан Измайлов и трое посетителей. Измайлов, как поясняет следствие, вывел молодых людей на улицу, где они стали избивать владельца кафе. "Находясь на земле, он произвел несколько выстрелов из травматического пистолета в нападавших, причинив одному из них огнестрельное ранение брюшной полости, от которого потерпевший скончался в больнице", - говорится в сообщении. С места происшествия изъяли травматический пистолет "Гроза", патроны и гильзы, разрешение на хранение и ношение травматического оружия, записи с камер видеонаблюдения. Возбуждено дело об убийстве при превышении пределов необходимой обороны. Хозяину кафе может грозить до двух лет лишения свободы.

По нашему мнению, ситуация неоднозначная и следствию предстоит решить целый ряд вопросов. Во-первых, было ли насилие опасным для жизни защищающегося; возможно, существовала непосредственная угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося. Во-вторых, необходимо оценить неожиданность посягательства; возможно, защищающийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения. В связи с этим утверждение о превышении пределов необходимой обороны представляется преждевременным.

И последнее, о чем хотелось бы сказать по заявленной теме. Уличные драки. Я рассказывал о своем деле, которое вел еще в брежневские времена. Суд, как вы помните, вынес оправдательный приговор и признал, что мой клиент действовал в состоянии необходимой обороны, защищаясь от четверых молодых людей. Я, однако, имею в виду именно драки, когда нападающий и обороняющийся, как правило, постоянно меняются ролями, причиняя друг другу телесные повреждения. Первый, например, причиняет второму побои, а второй причиняет первому вред здоровью средней тяжести. В результате, под суд идут оба драчуна. Впрочем, бывает и по-другому. Например, случай с известным бойцом Александром Емельяненко.

1 ноября текущего года на сайте viperson.ru была размещена моя статья "Почему не прекращено дело в отношении Александра Емельяненко" следующего содержания: "Напомним, 23 октября текущего года в одном из кафе на улице Восточной в Москве произошла потасовка между его посетителями. По этому факту было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 116 ("Побои") УК РФ. Вскоре СМИ сообщили, что одним из участников драки был Александр Емельяненко. Позже прошла информация, что Александр Емельяненко помирился со вторым участником потасовки, и оба ходатайствовали о прекращении дела в связи с примирением. Однако 30 октября Александр Емельяненко, по сообщению ГУМВД по Москве, был допрошен в качестве подозреваемого по указанному уголовному делу. (Кстати говоря, можно предположить, что подозреваемым может стать и другая сторона потасовки!) В чем же дело? Почему, несмотря на примирение сторон, уголовное дело не было прекращено? ??Ларчик открывается просто. Уголовное дело было возбуждено по пункту "а" части 2 статьи 116 УК РФ, который предусматривает уголовную ответственность за нанесение побоев из хулиганских побуждений. Согласно закону (ч. 20 УПК РФ) такого рода дела относятся к уголовным делам публичного обвинения и прекращению за примирением сторон не подлежат за некоторыми исключениями, речь о которых пойдет чуть ниже. Примирение и, соответственно, прекращение уголовного дела было бы возможно при отсутствии признака "хулиганские побуждения", то есть по делу о преступлении, предусмотренном частью 1 статьи 116 УК РФ. Иными словами, если бы потасовка произошла не в общественном месте и не в присутствии других граждан, то уголовное дело было бы возбуждено по части 1 статьи 116 УК РФ (при наличии заявления потерпевшего) и подлежало прекращению за примирением сторон. Что же будет происходить дальше? Преступление, предусмотренное пунктом "а" части 2 статьи 116 УК РФ, максимально карается лишением свободы на срок до двух лет, а, следовательно, относится к категории преступлений небольшой тяжести. Так вот (вспомним об исключениях), закон (ст. 76 УК РФ, ст. 25 УПК РФ) предусматривает, что лицо, впервые совершившее преступление небольшой (наш случай) или средней тяжести может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред. Обратим внимание на слова "может быть"; они означают, что прекращение уголовного дела зависит не только от потерпевшего, но и от, если хотите, желания органов предварительного следствия или суда. Как бывает на практике? Органы предварительного следствия крайне редко (в силу ряда причин) прекращают такие дела. Как правило, даже такого рода дела все-таки направляются ими в суд; суды же должны разрешить дело по существу. Можно с большой долей вероятности предположить, что суд дело в отношении Александра Емельяненко прекратит за примирением с потерпевшим. Будем надеяться, что произошедшее послужит этому талантливому спортсмену уроком". ?? Напомню, что сначала Александр Емельяненко заявлял, что он лишь защищался и даже написал (или собирался написать) заявление на своего противника. В этом случае под суд, возможно (если бы у Александра Емельяненко был зафиксирован, допустим, хоть синяк на теле), пошли бы оба драчуна. В-общем, драк следует избегать. Или, в крайнем случае, только защищаться!


А. Арутюнов, адвокат, доктор юридических наук, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин МГПУ

Viperson.ru (21 ноября 2013 года)
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован